НЕЛИНЕЙНЫЙ АНАЛИЗ ПОВЕДЕНИЯ

Что рекомендует специалист прикладного анализа поведения делать родителям, когда ребенок в истерике? Тут могут быть разные варианты рекомендаций в зависимости от ситуации. Но уж точно специалист не скажет: “Как только начинается истерика, дайте ребенку мороженое”! Большинство читателей согласится, что специалист прикладного анализа поведения не может порекомендовать такого! Как это так: давать ребенку мороженое за нежелательное поведение?! Даже небольших знаний в прикладном анализе поведения, а часто и здравого смысла достаточно, чтобы увидеть неправильность такой рекомендации. Если мы будем давать вкусняшки за нежелательное поведение, то ребенок будет и дальше так себя вести, чтобы их получать. Если читатель – специалист, то он может добавит что-нибудь про подкрепление и про свойство подкрепления влиять на поведение. И тем не менее такая рекомендация может прозвучать. И она может быть очень даже правильная (при определенных условиях). Дать такую рекомендацию может специалист прикладного нелинейного анализа поведения после того, как досконально разберется в ситуации.

Нелинейный подход – это не что-то новое. Многие знают этот подход, а некоторые даже практикуют его. Обычно это хорошо подготовленные специалисты, которые при работе с поведением работают по стимулам, применяя сразу несколько методик одновременно.  Наличие нелинейного подхода не делает все остальные варианты работы линейными. Такого названия – линейный подход, никто не использует. Скорее больше подойдет название – привычный, традиционный подход прикладного анализа поведения. Специалист изучает, в каких условиях происходит поведение и находит наиболее подходящую для этих условий методику.

Чем же отличаются традиционный и нелинейный подходы в прикладном анализе поведения. Для наглядности я хочу провести аналогию с алгеброй. Если спросить человека, знакомого с линейным и нелинейным направлениями в алгебре, про разницу этих направлений, то простыми словами он может объяснить это примерно так: в линейной задаче используются только операции сложения, вычитания, деления и умножения. Переменные связаны между собой пропорциями, что обозначает, что если одна переменная увеличивается в два раза, то другая тоже увеличивается в два раза, а если одна уменьшается на три единицы, то и другая уменьшается на три единицы.

Нелинейность начнется тогда, когда нам для того, чтобы понять, как изменяется одна переменная в задаче, недостаточно знать, во сколько раз изменилась другая переменная. Для решения таких задач нам надо знать, какая конкретно была переменная и какие действия были с ней проделаны. Например, возьмем выражение второго порядка Y=X2. Если Х поменяется с одного на два, то Y меняется с одного до четырех, т.е. в четыре раза по сравнению с Х, который меняется только в два раза.

Теперь про мороженое после нежелательного поведения. При традиционном подходе специалист смотрит на трехчленную последовательность А-В-С (стимулы до/А/, поведение/В/ и стимулы после/С/) и предполагает, что то, что происходит после поведения, может иметь свойство подкрепления, и тогда при появлении подкрепления начнется предсказуемое изменение в поведении. Специалисты нелинейного подхода могут предложить дать мороженое, чтобы приостановить эпизод нежелательного поведения. Специалист предлагает это, когда он уверен, что мороженое не является подкреплением для этого поведения, и появление мороженого не будет влиять на поведение как подкрепление. Для того, чтобы порекомендовать такое, специалист должен провести функциональный анализ поведения и выяснить, что же на самом деле является подкреплением. Если ребенок прибегает к нежелательному поведению для того, чтобы получить внимание мамы, то мороженое не будет усиливать это поведение, усилить поведение может только внимание мамы. Таким образом мороженое (С) в этом уравнении (А-В-С) не будет просто сложено с другими величинами (А и В), как это происходит в линейной алгебре. С ним будет происходить другая операция и результат будет другой.

Еще нелинейный подход называют позитивным подходом. Позитивным он называется из-за того, что в плане работы с поведением не используются методики наказания и/или аверсивного контроля. Когда специалист знает контролирующие условия поведения, то ему не надо использовать наказания для коррекции поведения. Но если специалист не разобрался, что именно запускает и что именно усиливает поведение, то для его коррекции единственное, что остается – это методики наказания. LaVigna G.W и соавторы (2012) указывают еще на одно отличие позитивного подхода. Оно заключается в том, что специалисты этого подхода смотрят не только на контролирующие стимулы и изучают трехчленную последовательность для изменения поведения, но и на сопутствующие условия, изменив которые можно кардинально изменить жизнь человека и его близких к лучшему.

Специалисты нелинейного подхода анализа поведения используют многослойный план работы с нежелательным поведением по его коррекции. В план входят методики работы по всем контролирующим стимулам. Работа с поведением проходит тогда, когда поведения нет. Для этого 1) изменяются стимулы, которые запускают поведение. Когда запускающего стимула нет, то эпизода не произойдет. И в это время 2) систематически усиливается альтернативное поведение, которое происходит в тех же условиях и приводит к тем же последствиям, что и нежелательное. Одновременно с этим идет 3) обучение новым навыкам, которые помогут новому альтернативному поведению полностью заменить нежелательное.

Предположим, что нам надо остановить поведение, которое началось. И мы хотим, чтобы схожие эпизоды больше не происходили. Методология анализа поведения подсказывает, что для этого нам надо применить наказание к этому эпизоду. Тогда поведение не произойдет в будущем. Представьте себе теперь, как должны были бы выглядеть программы поведенческих аналитиков, направленные на убирание нежелательного поведения?! По логике должно быть только наказание! Но есть большое «но»: поведенческий аналитик не может предлагать наказание в случаях, когда и позитивные методики могут быть успешными. Этический кодекс поведенческого аналитика направляет нас применять в работе методики, содержащие как можно меньше ограничивающих и аверсивных воздействий. Зачастую специалисты сталкиваются с трудностью подбора позитивной методики, когда нужно поработать со сложным, опасным поведением. Большинство специалистов не знают или, точнее сказать, не верят, что позитивный подход может справиться с опасным поведением, и предлагают методики, содержащие аверсивные компоненты. Например, ребенок систематически калечит себя во время уроков. Специалист может посоветовать удерживать руки ребенка, чтобы этого не происходило. Это методика, содержащая аверсивное воздействие, и может привести к побочным поведениям. При использовании позитивного подхода работа идет по изменению стимулов, которые запускают это поведение, а не путем ограничивающего воздействия поведения. Для того, чтобы быть в нем успешным, надо досконально изучить все условия, в котором поведение происходит. Подбирается реактивная методика для остановки эпизода или смягчения этого эпизода, но это не самое важное в работе. Основная работа идет сразу по нескольким направлениям, следуя многослойному плану.

У большинства специалистов прикладного анализа поведения есть практический опыт эффективности методик наказания для коррекции поведения. Те, кто узнает про позитивный подход, часто критикуют его. LaVigna G.W с соавторами (2012) выделяют основные пять областей, по которым чаще всего идет критика на позитивный подход: 1) позитивный подход не может быстро и эффективно работать с опасным поведением; 2) позитивный подход не может работать с поведением, которое происходит часто; 3) для работы необходимо наличие хорошо обученных специалистов, 4) для выполнения методик позитивного подхода требуются большие финансовые затраты; и 5) методики позитивного подхода сложно применять в реальных условиях, а только в лабораторных условиях. По всем этим пунктам авторы приводят примеры статей, которые развенчивают опасения и убеждения специалистов, что позитивный подход не может быть применен к любому типу поведения, даже самому опасному, при имеющихся ресурсах. Опасения, указанные в каждом пункте, происходят из-за того, что специалисты не проводят сравнения эффективности позитивных методик с традиционными, они делают выводы на основании неполных данных.

Когда мы работаем с поведением в рамках позитивного подхода, то случается, что непосредственной работы с поведением вообще не происходит, и тем не менее поведение меняется. Приведу пример из моей практики. Ко мне был направлен клиент – юноша 23-х лет для коррекции агрессивного поведения. Агрессия была направлена на родителей, вербальная – на маму и физическая – на папу. Были эпизоды самоагрессии, когда юноша калечил себя на глазах у родителей: ударял тяжелыми предметами по пальцам, резал руки ножом, бился головой о дверь гаража и так далее. Интенсивность эпизодов агрессивного поведения всегда была умеренной, не было ни одного случая, когда надо было вызывать скорую помощь. Эпизоды обычно случались в вечернее время, когда вся семья была вместе и члены семьи общались по поводу прошедшего за день, обсуждали планы на следующие дни. Приходить и работать с этим поведением у меня не было возможности, да и в присутствии посторонних никогда не происходило ничего похожего. Мне на помощь пришел нелинейный подход в анализе поведения, который практикует работу с поведением, когда поведения не происходит. После завершения функционального анализа мной был составлен многослойный план работы. Этот план включал в себя множество обучающих и предупреждающих методик.

Во время наблюдения за разными поведениями юноши и взаимодействием его и родителей, были замечены некоторые особенности общения членов семьи между собой. Эти особенности общения могли быть причиной эпизодов агрессивного поведения юноши. В речи родителей преобладали фразы, указывающие, что делать юноше, а чего не делать. Отсутствовали вопросы про его внутреннее состояние при определенных событиях, отсутствовали слова одобрения и похвала. При общении между собой родители часто перебивали друг друга и высказывали согласие или несогласие, не дослушав собеседника. Такого не происходило в беседе со мной или с соседом, когда сосед зашел во время одного из моих визитов поделиться с родителями юноши информацией по поводу предстоящего события в городе. Одной из обучающих программ была методика обучения нового стиля общения для каждого члена семьи. Методика была направлена на то, чтобы и родители, и юноша начали больше использовать похвалу друг для друга, не перебивали, интересовались внутренними переживаниями остальных, сопереживали и так далее. Одновременно применялись и другие методики многослойного плана работы, изменяющие другие факторы окружающей среды и поведения членов семьи. В результате проделанной работы количество эпизодов агрессивного поведения уменьшилось до минимума, хотя работы непосредственно с этим поведением не велось.

Для того, чтобы стать специалистом нелинейного прикладного анализа поведения, нужно пройти хорошую теоретическую подготовку и научиться делать функциональный анализ. Во время функционального анализа специалист выясняет, что запускает поведение и что усиливает вероятность появления этого поведения опять, а потом дает рекомендации по работе с выявленными факторами. После детального функционального анализа специалисты нелинейного анализа поведения легко объяснят, что мороженое не усилит нежелательное поведение, если это мороженое не является подкреплением.

Это не значит, что другие специалисты прикладного анализа поведения не делают функциональный анализ и не выясняют контролирующие условия поведения. Конечно делают, но при составлении рекомендаций для работы они все-таки придерживаются привычной традиционной модели понимания свойств последствий. Если мороженое или что-то подобное является подкреплением для какого-то поведения у ребенка, то нельзя предоставлять это после нежелательного поведения, даже если это поведение происходит для другой цели. Опыт позитивного подхода показывает, что при работе с людьми мы должны смотреть шире на стимулы, контролирующие поведение. Если в лаборатории при экспериментах с животными мороженое всегда будет подкреплением, то с людьми этого не происходит.

Вопрос соотнесения практики и методологии волновал многих ученых анализа поведения. Goldiamond, I.  (1974) указывает на важность проведения исследований, направленных на изучение того, какие принципы и законы, проверенные в лаборатории с животными, мы можем переносить на практику с людьми, а какие нет. История демонстрирует нам, что прямое использование законов анализа поведения в программах модификации поведения людей приводили к ситуациям, которые сейчас рассматриваются как нарушение этики. При изучении поведения животных, например, крыс, для остановки поведения используются болевые стимулы. Поведение всегда останавливается. Но, если то же самое применить к ребенку, у которого истерика, то это будет расцениваться, как жестокое обращение с людьми со специальными особенностями. LaVigna G.W и соавторы (2012) дискутируют, что в первую очередь прикладная часть анализа поведения должна быть направлена на улучшение всех сторон жизни человека, а не на убирание, например, какого-то одного нежелательного поведения. Работать по изменению поведения можно и нужно без применения наказания или других аверсивных воздействий. И эта работа приносит эффективные результаты, надо только делать работу, опираясь на методологию анализа поведения, и работать в рамках этики!

ЛИТЕРАТУРА

Goldiamond, I. (1974). Toward a constructional approach to social problems: Ethical and constitutional issues raised by applied behavior analysis. Behaviorism, 2, 1–84.

LaVigna G.W & Willis T.J. (2012). The efficacy of positive behavioural support with the most challenging behaviour: The evidence and its implications. Literature Review. Journal of Intellectual & Developmental Disability, 1–11.

© 2018, www.behavioranalysiseducation.com. Все права защищены. При полной или частичной публикации на других ресурсах необходима ссылка на исходную статью.