ОБУЧЕНИЕ ВЕРБАЛЬНОМУ ПОВЕДЕНИЮ ДЕВУШКИ С ДИАГНОЗОМ АУТИЗМ

Возможность коммуникации с окружающими людьми, умение выразить свои мысли или попросить о чем-то – очень важная составляющая качества жизни человека. У людей с особенностями развития, в частности, с расстройством аутистического спектра, наблюдаются сложности в освоении речи так, что им нужно обучаться этому специально. Различные речевые навыки – повторять за кем-то, указать на что-то, попросить о чем-то, ответить на вопрос или поддержать диалог – это разные типы вербального поведения, каждый из которых важен, чтобы человек общался с окружающими так, как принято в обществе. Речевые навыки помогают человеку быстро и эффективно получать что-то важное для себя или избегать неприятные ситуации, не прибегая к нежелательному поведению. Человек со специальными особенностями может освоить отдельные типы вербального поведения без профессиональной помощи, но требует эту помощь для освоения остальных типов вербального поведения. И делать это можно и необходимо в любом возрасте, никогда не поздно научить человека новому типу вербального поведения или расширить репертуар имеющихся речевых навыков для более качественной и полноценной жизни.

В нашей стране взрослым людям с РАС оказывается очень мало помощи. И можно услышать мнение, что развивать вербальное поведение у взрослого человека, который закончил школу, уже поздно, или потребуется слишком много времени, чтобы достичь хоть минимального результата. В данной статье я хочу поделиться своим опытом работы по обучению вербальному поведению девушки 17 лет в течение двух месяцев, который наглядно показывает, что это не так, что никогда не поздно. С помощью методик прикладного анализа поведения, точно подобранных в результате предварительного анализа контролирующих условий, ощутимый и измеримый результат можно получить быстро и независимо от возраста.

ОПИСАНИЕ КЛИЕНТА И ПЛАНИРОВАНИЕ ТРЕНИНГА

Клиентом была девушка Соня 17 лет с диагнозом аутизм. Соня закончила школу в мае 2016, занимается вокалом и танцами, хорошо поет и танцует, иногда выступает сольно или с коллективом. Много гуляет с мамой по улице и различным общественным местам, ходит в кино, кафе и магазины, любит фотографировать и участвует в выставках фотографий.

На момент начала работы у клиента наблюдались следующие навыки: присутствует речь, Соня четко и плавно произносит слова и фразы, о себе говорит в первом лице, отлично поет, но речь в большей степени не функциональна: она пользуется речью в основном с родителями, крайне редко с другими людьми. Примерно до 10 лет Соня была невербальной. В школе Соня практически не пользовалась речью, без мамы нигде не бывает. В речи, которую Соня использует с мамой, присутствует в большом количестве такие типы вербального поведения, как такт и эхоик, иногда я наблюдала интравербал, но почти ни разу не наблюдала манд в социально приемлемой для возраста 17 лет топографии даже наедине с мамой. Эти выводы были сделаны на основании следующих наблюдений:

  • При первой встрече со мной Соня не ответила на приветствие сама, только с подсказки мамы. После непродолжительного общения охотно показывала мне свои фотографии на планшете, на вопрос «Кто это фотографировал?» не могла ответить «Я». При этом отвечала «Да» на наводящие вопросы. Охотно ответила на вопросы про имя и возраст выученными фразами, назвала имена родителей.
  • На видео, которое она сама для меня снимала на планшет, свободно, полными фразами, называла предметы и описывала их. Например, «Это конфета «Аленка», очень вкусная, как я люблю». Таких высказываний было много. Стимулы, которые запускают вербализацию – это предмет или человек, которого она видит. После высказывания по случайному расписанию следует социальное поощрение от мамы. Обычно это «Да, молодец», «Правильно», «угу» и т.п. Поощрения предоставляются с достаточно большой частотой, пропуски поощрения происходят только в ситуациях, когда мама говорит с кем-то по телефону или занята другим делом.
  • Может описывать события в настоящем, прошлом и будущем времени, понимает их последовательность. Например, рассказывает: «Сейчас мы идем в кино смотреть мультик про мышонка. Потом мы пойдем в «Пицца миа» покупать картошку фри стандарт, большую колу и горячий шоколад, как я люблю». После магазина «Мы покупали хлеб, капусту, молоко и шоколад». При этом комментарии касаются только или значимых предметов, или действий ее или мамы, или ближайших планов, или места, где они находятся. Но не наблюдалось комментирование событий, происходящих вокруг, действий других людей или животных.
  • Фразы могут произноситься Соней и с вопросительной интонацией, но при этом не являются вопросом, направленным на получение информации. Например «А не пойти ли нам в кино?» во время сборов в кино. Такая фраза может быть и топографией манда, но в контексте просьбы я ее не наблюдала. Хотя мама в интервью говорила, что иногда Соня таким образом выражает просьбу.
  • Также на видео я слышала фразы между мамой и Соней, которые я определила как интравербальное поведение: это ответ «Да» на вопросы мамы о действиях Сони, а также развернутый ответ с использованием слов из вопроса. При сборах в кино на вопрос мамы: «Дорогая, ты готова?» Соня ответила: «Я готова пойти в кино про мышонка».
  • Соня часто ждет подсказки от мамы при формулировании фраз. Для того чтобы получить подсказку, Соня трогает маму за руку. Не просит помощи с использованием речи.
  • По видео и при встрече я наблюдала отличный эхоик – Соня быстро и точно повторяет слова и фразы, которые подсказывает ей мама. При этом повторяет только те слова, которые являются подсказкой к формулированию ее ответов. Не повторяет то, что мама отвечает мне, или мои слова.

Из интервью с мамой я узнала, что Соня, если чего-то хочет, и желаемого нет в наличии, не просит, а показывает картинку на планшете или пустую упаковку, может перед этим сказать «Эээ». Может попросить пить одним словом: «Пить» (научилась прошлым летом, оно было необычно жарким и сухим). Может сказать «Я устала», если устала. Но не может сказать, что у нее что-то болит. В ситуации, когда Соня что-то пытается отобрать физически, может сказать «Дай сюда».

Из наблюдений на данный момент я сделала вывод, что для Сони сейчас в приоритете развитие вербального поведения манд, причем в топографии, приемлемой для ее возраста и качества произнесения фраз, которое она демонстрирует в других типах вербального поведения. Мной были выбраны следующие вербальные реакции для обучения: просьба о помощи, запрос об информации и обращение к различным людям за товаром или услугой и сообщение о боли или дискомфорте. Также всегда актуальны просьбы предмета или лакомства, но в развернутом виде в соответствии с ее возрастом и навыками. Из перечисленного наиболее важным для этого клиента было начать с просьбы о помощи, потому что ей часто требуется помощь мамы в формулировании фраз или помощь окружающих, но сейчас топография этой просьбы выглядит странной для ее возраста: трогать или дергать маму за руку. Просить предмет для нее не так актуально, так как большинство предметов она берет самостоятельно, если они есть в наличии.

Для многих поведений Сони хорошо работают социальные поощрения от мамы и других взрослых в виде похвалы, одобрительного высказывания или конкретизации ее высказывания. Также я наблюдала, что Соня часто смотрит на себя в зеркале и на видео, она очень симпатичная девушка и, скорее всего, вид себя в зеркале или на видео, особенно вид того, как у нее все получается, также является сильным поощрением для того действия, которое Соня делает. Соня успешно занимается танцами. Все репетиции происходят перед зеркалом. Я наблюдала за репетицией по видео и обратила внимание, что Соня почти все время смотрит на себя в зеркало, а не на педагога, часто улыбается своему отражению и поправляет прическу. В ходе репетиции Соня демонстрирует прекрасные навыки имитации: Соня отлично распознает, какие именно действия учителя нужно повторять, а какие нет, точно повторяет нужные движения, самостоятельно включается в процесс танца с нужного места, если отвлечется. Во время одного моего наблюдения Соня зачихала и на две секунды прервала свое движение, но затем продолжила танец вместе со всеми.

Также я наблюдала, что Соня владеет навыком следовать инструкциям. Мама рассказала Соне коротко про то, что мне нужны видео, как она гуляет и разговаривает. Соня охотно включилась в работу и с радостью стала снимать видео сама. Это говорит о том, что социальные поощрения от меня и то, что я смотрю ее видео, также могут быть для поведения Сони поощрением на этапе обучения. Также о предположении, что социальные поощрения могут хорошо работать для Сони, может говорить и то, что в первую очередь Соня освоила те типы вербального поведения, для которых социальное поощрение является естественным поощрением. Даже интравербальное поведение уже присутствует немного с мамой, несмотря на позднее появление речи.

Я наблюдала, что у Сони присутствует прекрасный эхоик и мама очень активно подсказывает нужные фразы. Считаю, что за длительное время это могло привести к зависимости от такой подсказки, так как самостоятельное поведение манд так и не появилось. Также в речи присутствует самостоятельный и развернутый такт, нет только обобщения по этому поведению. Но перенос стимульного контроля с такт на манд, как описано, например, в статье Barbara Janine Davis, SungWoo Kahng, and Kaitlin Corya (2012), https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC3363398/ , произошел только в случае с просьбой «Пить» в присутствии сильных условий депривации, которые сложились естественным образом в окружающей среде: очень жаркое и сухое лето, длительные прогулки. Предполагаю, что в данном случае обучение манд с использованием методики манипулирования условиями депривации для перехода стимульного контроля с уже имеющихся типов вербального поведения на манд может быть неэффективно и в какой-то степени неэтично, так как девушка взрослая. А значит, имеет определенный длительный опыт самостоятельного получения нужных ей предметов и лакомств, резкое изменение которого может быть быстро распознано ею как неприятный стимул и вызвать нежелательные побочные  поведения. В данном случае приемлемо обучать Соню, подгадывая ситуации депривации, которые возникают в окружающей среде, а не создавать их искусственно.

Тот факт из интервью с мамой и моих наблюдений, что Соня любит снимать видео и видеть себя на видео, навел меня на мысль учить ее манд с помощью видеомоделирования. При использовании методики видеомоделирования сам просмотр видео с ее участием может стать поощрением и сильным стимулом для имитации. Для работы также можно использовать метод социальных историй, так как Соня хорошо читает и с удовольствием рассматривает картинки и фотографии. Использование в социальной истории ее фотографий, близких людей и значимых мест, может быть очень успешным и способствовать быстрому усвоению навыка. Эффективность методики видеомоделирования для обучения детей с аутизмом манд-реакциям исследована и подтверждена в статье Joshua B Plavnick and Summer J Ferreri (2011) https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC3251279/. В эксперименте, описанном в этой статье, не создаются условия депривации, а просто используются высоко предпочитаемые и низко предпочитаемые предметы. В качестве моделей правильного поведения на видео приглашены нейротипичные сверстники. Поскольку у Сони есть очень хороший эхоик, было принято решение сделать обучающий видеоролик с участием самой Сони, нарезанный из условия, когда требуется помощь, повторенной после подсказки просьбы о помощи и последствия в виде помощи, в котором вырезаны все подсказки и другие действия.

Просьба о помощи может быть в ситуации, когда Соне нужна помощь мамы в подборе слов для ответа на вопрос (социальная ситуация) или в ситуациях выполнения необходимого действия, которое Соня пока не делает самостоятельно (бытовая ситуация). Например, что-то приготовить на кухне. На этапе обучения считаю, что помимо желаемого последствия следует использовать социальное поощрение, так как у Сони оно хорошо работает, а депривация к результату может быть не достаточно сильной.

По данным более детального интервью с мамой и наблюдения, у Сони нет сложностей в выполнении повседневных бытовых навыков, практически не складываются ситуации, когда Соне в бытовом навыке требуется помощь, поэтому было решено отказаться от тренинга бытовых навыков в пользу более необходимых, социальных.

В статье Thomas G. Haring And Craig H. Kennedy (1987) https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC1285955/pdf/jaba00099-0091.pdf   исследовалось использование видеомоделирования для обобщения наученного с педагогом навыка делать покупки в магазине как вспомогательной методики, для обобщения после обучения и обучению самостоятельному выполнению. В статье не указано, что это обучение манду как вербальному поведению, но вся цепочка действий, ограниченная моментами от входа в магазин до момента выхода из магазина с покупкой, является вербальным поведением манд, так как контролирующие стимулы одни и соответствующие манду для всей цепочки. В обучении Сони аналогичному навыку были использованы материалы этой статьи.

Наблюдение и совместные прогулки показали, что у Сони были элементы цепочки: покупка выбранного товара. В киоске она показала неплохой начальный уровень: она ждет очереди, а не лезет вперед, сама здоровается, вовремя дает деньги и начинает фразу после предварительного инструктажа еще до начала ее действий, сама берет товар и говорит «спасибо».

Начальный уровень

В приложенном видео показано четыре ситуации, в которых я увидела отсутствие манд при появлении контролирующих условий: 1) в ситуации, когда заканчивается любимый напиток (или продукт); 2) когда возникает неловкая пауза после того, как Соне задали вопрос, а она не может быстро подобрать слова; 3) самостоятельная покупка товара в киоске; 4) поведение, выражающее желание получить сдачу себе.

  1. В первом эпизоде показано, что Соня, после того, как бутылка опустела, молча смотрит на маму и показывает пустую бутылку. Это и есть та топография манда, которая присутствует на данный момент при создании похожих условий. Я предлагаю в этой ситуации учить следующей топографии вербального поведения: прямая просьба «Купи еще колу» или вопрос «Купим еще колу?». Просьба «купи» не получит естественного поощрения в виде немедленной покупки, потому что продукт закончился дома. С этой точки зрения и с учетом возраста, думаю, разумнее учить манд в виде вопроса. Положительный ответ на этот вопрос и будет естественным незамедлительным поощрением для манд в данной ситуации. На видео показано и то, как мама пытается обучить навыку просьбы этой ситуации самостоятельно, но совершает ошибки, так как у нее нет знаний о том, какие условия должны контролировать манд. Она просто дает стимул для эхоика без учета контролирующих для манд условий.
  2. Соня затрудняется ответить на вопрос, возникает пауза. Согласно наблюдениям и данным интервью с мамой, причиной паузы может быть отсутствие навыка попросить дополнительное время на распознавание и подбор слов. Эта пауза – неприятный стимул, который необходимо убрать просьбой. Это и будет условием депривации для манда в данной ситуации. Поощрением будет получение времени на подбор слов, распознавание того, какой ответ будет соответствовать ситуации, или на получение подсказки из окружающей среды. Я предлагаю такой вариант манда в этой ситуации: просьба «Дайте мне подумать», после чего она может спокойно подобрать слова.
  3. Соня покупает самостоятельно товар в магазине с традиционной выкладкой или киоске. Думаю, стоит отработать примерную универсальную фразу, в которую она может потом «подставлять» нужный товар. Например, такая топография: «Дайте, пожалуйста, (количество, название товара) за (цена товара)».
  4. Манд для получения мелочи от сдачи при покупке от мамы, на данный момент этот манд представляет собой касание мамы рукой, неотрывный взгляд на желаемый предмет и молчание. Здесь необходимо просьба «Дай, пожалуйста, (название предмета)». Эта топография будет не только функциональна, но и соответствовать возрасту.

ОПИСАНИЕ ТРЕНИНГА

На видео показаны ключевые фрагменты первого и третьего уроков, проведенных в разных местах: в любимом кафе Сони и в кабинете для занятий. Первые занятия были проведены в кафе быстрого питания, чтобы совместить несколько тренингов на манд, в том числе в естественной среде: тренинг заказа блюд по методике моделирование, тренинги на манд «Дай», «Дай посмотреть» отдельными пробами, тренинг делать самостоятельные покупки в магазине прилавочного типа и в киоске с использованием манд «Дайте, пожалуйста». А также тренинг просьбы «Дайте мне подумать» в естественно возникающих ситуациях и в тренингах. Сначала планировала делать тренинг дома, но при наблюдении стало понятно, что дома сложились сложные условия для тренировки манд. Сложность заключалась в том, что там все нужное Соня берет себе сама и, нет потребности просить что-то, условие депривации не возникает и очень ограничены возможности такие условия создать. В кафе, где Соня часто кушает, само по себе является позитивным стимулом. Кроме того, там легко создать условия депривации в простых и предпочитаемых Соней заданиях, средства для выполнения которых принесла я. Первые занятия происходили по такой схеме:

  • Заказ блюд в кафе по методике моделирование, где я была моделью, а Соня делала заказ сразу после меня. Тогда же было снято видео для видеомоделирования:

Это видео было дано маме Сони для самостоятельного просмотра Соней в любое время. Во время следующего урока в кафе быстрого питания видео будет продемонстрировано перед тем, как делать заказ.

  • Тренинг просьбы «Дай» с помощью блокнота и цветных карандашей: я просила Соню нарисовать рисунок, но не давала нужный карандаш. Первые рисунки – любимые герои мультиков. Сначала давала 2 из 3 необходимых цветов, чтобы рисунок был начат, и возникло более сильное условие депривации. Потом Соня просила у меня любой карандаш. Подсказка давалась визуальная в виде слов, напечатанных на листе бумаги крупным шрифтом Arial (72 пт) темно-синего цвета. (Рис. 1)Рис. 1. Визуальная подсказка в начале тренинга

Соня быстро и хорошо читает. Цвет был выбран темно синий, так как он легко читается на бумаге, отличается от привычного черного цвета, который может быть соединен с неприятными стимулами из-за обучения в школе, а также совпадает по цвету с синей шариковой ручкой, которая используется для изготовления менее различимой подсказки при ее уменьшении. В кафе давалась подсказка в виде напечатанных слов, листочек закрывался рукой или убирался после 7-8 проб с подсказкой в одном тренинге. Поощрением было получение нужного карандаша в сочетании со словом «Держи», «На» или «Возьми», после них – персональная похвала в некоторых эпизодах по случайному расписанию.

  • Тренинг «Дай» на паззлах: Соня получает несколько штук, чтобы начать собирать, остальные кусочки паззла выдаются по одному после просьбы. Паззлы были подобраны в соответствии с интересами Сони – с героями мультиков и сказок.
  • Тренинг «Дай посмотреть» с картинками. При наблюдении выяснила, что Соне интересны пони из мультика: он покупает карточки с ними в киоске, смотрит мультик, покупает продукцию с их изображением. Я напечатала картинки с разными пони и мотивировала Соню у меня из попросить, рассказывая о картинке, показывая стопку картинок, но не показывая изображение. На столе перед Соней лежала подсказка в виде текста «Дай посмотреть». Было сделано около 20 проб подряд в каждом тренинге за столом.

На занятии в условиях кабинета были даны новые стимулы помимо знакомых: телефон вместо картинок и незнакомые картинки с транспортом, не входящие в сферу интересов Сони, для просьбы «Дай посмотреть», лото и несколько игрушек, которые имеют составные части, необходимые для игры, для тренинга «Дай». Подсказка также использовалась в виде текста, но уже на маленьком листочке и написанная тонкой синей ручкой от руки (печатные буквы около 8 мм высотой, Рис. 2).

Рис. 2. Уменьшенная визуальная подсказка

В ходе тренинга я после первых 3-4 проб убирала подсказку совсем, и Соня просила самостоятельно. Открытием на этом тренинге было спонтанное задавание Соней вопросов «Что это?», «Кто это?» в правильном контексте, когда с целью тренинга на манд стала давать ей картинки с транспортом. Это вербальное поведение, скорее всего, является мандом с целью получения информации. Многие из этих картинок Соня или не распознала сразу, или не видела раньше.

Просьба «Дайте мне подумать» наиболее актуальна для Сони, потому что позволяет ей вспомнить, продумать, что она скажет, подобрать слова. Чтобы потренировать манд «Дайте мне подумать» я задавала Соне вопросы по картинкам, которые, по наблюдениям, должны были вызвать сложности – описание людей по фотографии. На том, что Соня точно не знает, тренировали «подскажи» или «Покажи», если речь о рисунке или том, как сделать какое-то действие. Сразу была дана подсказка. Обучение этому навыку происходило медленнее, потому что было намного меньше повторений в тренинге – максимально 5-6. Задавание большего количества вопросов, требующих обдумывания ответа, может сделать тренинг утомительным для Сони и стать неприятным стимулом. Я старалась не допустить этого.

РЕЗУЛЬТАТ

За время обучения в рамках проекта Соня научилась без подсказки в разных местах и соответствующих ситуациях наличия какой-то депривации применять просьбу «Дай» в разных контекстах. Навык обобщился и на ситуации, в которых не было специального тренинга или было одно-два повторения. Изучали просьбы «Дай», «Дай посмотреть», «Дайте мне подумать», а также часть цепочки поведений при заказе в кафе и покупке товара в киоске и в магазине прилавочного типа: непосредственно обратиться с просьбой к кассиру, получить товар и сдачу. Были также даны тренинги на просьбы «Покажи» и «Подскажи» в контексте, когда Соня не знает ответа на вопрос или не знает, как нарисовать то, что попросили.

Поскольку у нас было очень ограниченное время, было решено работать над обобщением прямо во время тренингов, и для этого проводить их в разных местах: в разных кафе, магазинах, на улице и в кабинете. Это было очень успешной стратегией, потому что произошло обобщение, и самостоятельные просьбы на данный момент наблюдаются  независимо от того, где Соня находится. Кроме того, начало наблюдаться обобщение по поведению, когда Соня самостоятельно произносит просьбу в топографии, которую мы совсем не изучали – на видео на 2.40 попал пример такой просьбы. Выбор просьбы «Дайте мне подумать» оказался удачным, несмотря на сомнения в начале тренинга: теперь Соня использует эту просьбу как способ занять паузу и сформулировать то, что она должна сказать. Раньше пауза в разговоре была для Сони неприятным стимулом, который, предположительно, приводил к некоторой эмоциональной реакции, которая влияла на возможность вербального поведения в конкретный момент. Фраза «Дайте мне подумать» стала для Сони как-бы универсальной формулой, позволяющей убрать этот неприятный стимул и связанную с ним эмоциональную реакцию. Благодаря этой фразе Соня нередко начинает отвечать на трудный вопрос самостоятельно сразу после ее произнесения или после непродолжительного и комфортного для нее обдумывания. Больше не наблюдается топография дергать маму за плечо в такой ситуации. Предполагаю, что этот манд стал социально приемлемым альтернативным поведением, которое быстрее убирает неприятный стимул в виде сложного для нее вопроса и эмоциональной реакции от невозможности ответить тогда, когда от нее ждут ответа, чем поведение стоять, не произнося слов, смотреть на маму и дергать ее за одежду. Я считаю, что этот навык будет развиваться на разные ситуации со временем без  помощи специалистов, так как Соня уже демонстрирует его там, где меня нет, и со слов мамы, достаточно часто.

Соня достаточно быстро освоила просьбу «Дай» без подсказки, и было решено ее расширить так, чтобы Соня просила разное количество однородных объектов, к примеру, два паззла; просьба разных конкретных объектов с использованием союза «и», просьба разных объектов с выбором с использованием союза «или».

Дополнительно был проведен такт-тренинг с использованием местоимения «это» при назывании объектов, также с использованием текстовой подсказки. Этот тренинг не планировался изначально, и я провела его, так как Соня сама начала называть детали картинки в собранном паззле, я лишь добавила указательное местоимение «это» к ее ответу. В следующем тренинг Соня без подсказки обобщила навык на новый стимул и начала называть свои рисунки в блокноте, с использованием местоимения «это».

Сложность в обучении намеченным навыкам была в том, чтобы продумать тренинг, позволяющий сделать много повторений во время тренингов и при этом создавать достаточное условие депривации. Особенно сложно было продумать специальный тренинг на «Дайте мне подумать», потому что условие депривации для этого манда неприятно для Сони, поэтому я не могла давать его в тренингах часто.

Также определенную сложность доставляло обучение в общественных местах, особенно в кафе, где много народу, шумно, громкая музыка и клипы на больших экранах, на которые Соня сильно отвлекалась. Это удлиняло урок и мы меньше успевали, но происходила и работа над обобщением, а это было существенным плюсом, который точно компенсировал некоторую потерю времени из-за отвлечения Сони.

Еще некоторая сложность в начале работы была в том, что Соня быстро удаляла видео, в которых у нее что-то не получалось, а очень важно было зафиксировать начальный уровень.

В целом мне очень понравилась данная работа, быстро пошел явно видимый результат, Соня очень старалась и самостоятельно для меня делала видео. Сразу в работу включилась ее мама, которая выполняла дома все мои рекомендации, делала видео, при необходимости подстраивала их расписание и всегда в назначенное время приезжала на встречи в указанное место. Очень сильно помогло в работе то, что для Сони значимо социальное поощрение, и занятия с подобранным по интересам материалом сами по себе были для нее очень приятным стимулом.

ЛИТЕРАТУРА

Barbara Janine Davis, SungWoo Kahng, and Kaitlin Corya, Manipulating Motivating Operations to Facilitate the Emergence of Mands for a Child With Autism, The Analysis of Verbal Behavior. 2012; 28(1):145–150. https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC3363398/

Joshua B Plavnick and Summer J Ferreri, Establishing verbal repertoires in children with autism using function-based video modeling, Journal of Applied Behavior Analysis. 2011;44 (4): 747–766. https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC3251279/

Thomas G. Haring And Craig H. Kennedy,Teaching generalization of purchasing skills across community settings to autistic youth using videotape modeling, Journal of Applied Behavior Analysis. 1987; 20 (1): 89–96. https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC1285955/

© 2017, www.behavioranalysiseducation.com. Все права защищены. При полной или частичной публикации на других ресурсах необходима ссылка на исходную статью.